Вадим Шлахтер: «Тренерство – это моя миссия» (интервью для журнала «Dominant»)

Доброй ночи, Вадим. Прежде всего, мы хотели бы поблагодарить тебя за то, что несмотря на жесткий график ты нашел время для встречи с нами. Я же, наоборот, хочу извиниться перед вами, что смог встретиться только ночью. Все остальное время у меня занято. Но ты нашел время, и это уже хорошо. Вадим, о тебе имеется очень много информации в интернете. Но фактов из биографии практически нет. Расскажи, пожалуйста, о себе. С удовольствием. Когда и где же ты все-таки родился? У меня 2 свидетельства о рождении. Одно на 22 июля в городе Волгограде, другое – на 22 декабря в городе Астрахани. Какое из них подлинное – никто не знает. В том числе и я.

А хотя бы свой год рождения ты знаешь? Я родился в 1993 году в возрасте 29 лет. Отсюда отсчитывается моя жизнь. Известно, что ты был в горячих точках. Где именно? Я никогда ничего об этом не рассказываю. Дело в том, что тут нечем гордиться. Это не повод для гордости. Судьба забрасывала в разные места  инструктором: где-то обучал, где-то подсказывал, где-то участвовал в разных мероприятиях. Но я очень не люблю об этом вспоминать. Так что эта часть моей жизни будет в виде большого вопросительного знака. Если теперь немного коснуться дела, которое ты ведешь – тренерства.  Как и когда появилось желание заниматься этим? Тренерство – это моя миссия. Я уходил из тренерства в работу в крупной компании. Советником руководителя. Это называлось «советник по общим вопросам». Я до сих пор не знаю, что это значит, но были какие-то определенные задачи, которые я решал. Я уходил не насовсем, хотя бы раз в месяц я вел тренинги. Так что тренерство – это моя сущность. Это то дело, ради которого я живу. В начале 90-х я вел занятия в школах телохранителей по боевой и огневой подготовке. Вот тогда-то мы и провели первый наш семинар. Наш первый тренинг. Назывался он «Школа выживания в каменных джунглях». Мы действовали в максимально реальных условиях. Ученики проходили через процедуру «выдержать допрос». Я приглашал следователя, который  показывал, как на самом деле раскалывают на допросах. Я приглашал на занятия и своих товарищей по спорту. Ни для кого не новость, что многие борцы нашли в жизни не ту дорогу.  Они показывали, как совершается реальный криминальный наезд, чтобы ученики прошли и через это. Это была безумно интересная программа. Потом тренинг перерос в программу «Сверхчеловек»,  потом появлялись в моей жизни новые и новые удивительные вещи. Была кандидатская, следом подготовленная, но не защищенная докторская.  А потом – новые семинарские и тренинговые программы. От программ личностного роста до корпоративных бизнес-программ. А как насчет твоей политической деятельности, которой ты занимался одно время? Особой политической деятельности я не вел. Я консультировал некоторых политиков в свое время.  И дважды баллотировался на выборах.  Естественно, оба раза я не прошел. Но для меня это был очень интересный психологический эксперимент. Знаешь, есть шуточная поговорка: «Не важно, как вы будете голосовать, важно, как мы посчитаем».  Примерно так и получилось. Но я решил  задачу. Решил для себя таким образом: я не потратил на свою вторую избирательную кампанию ни копейки. Кроме ничтожной суммы – визитки изготовил.  И раздавал эти визитки. По данным социологического опроса, через какое-то время я лидировал. Ни одной листовки, ни одного плаката. Меня вообще никто всерьез не воспринимал, пока не провели этот социологический опрос.  А когда провели, поняли, что появляется лидер, которого стоит попридержать. Хотя я и сам понимаю, это было бы политически неверно, если бы я стал депутатом. Почему? Потому что я смотрю не со своей точки зрения, а с точки зрения города. Это было бы неправильно. Ну какой из меня депутат? Я тренер. А в будущем заняться политикой нет желания? Это было интересно с точки зрения решения задачи. Я решил задачу. Я уяснил, как победить на выборах без денег. При условии объективных выборов, конечно. Мне это перестало быть интересным.  Я тренер, консультант, подсказчик. Ты можешь отнести себя к оппозиции? Не совсем. Я отношу себя к жесткой оппозиции московской оккупационной администрации, как я называю коррумпированное чиновничество. Но я убежденный и полный сторонник Питерской Команды, которая сейчас пытается хоть что-то сделать для этой несчастной страны. Я убежденный сторонник персоны, которую я называю Дзюдоист. И убежденный сторонник персоны, которую я называю Юрист. Я всецело поддерживаю действия и шаги, которые они предпринимают. Я вижу ситуации, когда коррумпированное чиновничество пытается их подставить. Я противник коррумпированного чиновничества. Но Питерская Команда все же берется стучать им по кепкам. И слава Богу, что Питерская команда наконец-то реально начинает брать власть. Значит, шанс что-то сделать для страны есть. Один из девизов на моем сайте звучит так: «Никогда не нарушайте законы страны, в которой живете. Используйте несовершенство законов страны, в которой живете». Остап Бендер говорил, что нужно чтить уголовный кодекс. И он абсолютно прав. Так что я не противник системы. Но систему необходимо реанимировать и редактировать. Если система будет ломать об нас зубцы, ее быстрее будут реформировать. Поэтому, будучи абсолютным сторонником Крутых Питерских Ребят во власти, я, тем не менее, убежденный противник коррумпированного чиновничества. Кстати, это одна из причин, почему власти не препятствуют моей деятельности. Это та идеология, которую я пытаюсь привить тем, кто меня слушает. Мы должны все, кто только может, помогать питерской команде. Получается, с властью проблем у тебя никогда не было? В этом ключе не было. У меня была единственная проблема с властью по поводу моей книги.  Прокуратура занялась делом, усмотрев в моих книгах элемент  экстремизма. Я беседовал с замечательным советником юстиций, помощником прокурора,  очень умным образованным человеком. Хитрым, эрудированным и очень опасным. Каждое слово необходимо было взвешивать, говоря с таким человеком. Но побеседовав, нам удалось прийти к консенсусу, что экстремизм в моих книгах отсутствует. Вернее, экстремизм-то присутствует, но состав преступления отсутствует (тот,  что предусмотрен статьей об экстремистской деятельности). Хотя все резкие высказывания я пишу не от себя. «Один мой знакомый, с которым я не во всем согласен», – вот та формулировка, которая практически избавляет нас от обвинений в экстремизме. Тебя многие обвиняют в русофобии. Правда, если смотреть глубже, понятно, что это несведущие люди, которые, вероятно, и не изучали твои труды. Я разграничил две вещи: понятие «Рашка» и «Великоросс». Это абсолютно разные вещи. Я убежденный интернационалист. Рашка – это полуживотное, получеловек, который ведет низкопробный образ жизни, не развивается, не делает никаких физических упражнений и довольствуется лишь развлечениями. Компьютеры, футбольное боление, и другие низменные, обезьяньи радости.  Это низшее существо. Другое дело – Великоросс. Он может быть любого происхождения, любого вероисповедания. Великоросс – это тот, кто разделяет определенный круг идей. Желательно, чтобы великоросс верил в единого Бога-Создателя. А уж как он его назовет – это уже зависит от его внутреннего движения. Я себя называю Великороссом немецко-еврейско-татарско-казачьего происхождения. Эти слова я взял у Сталина. Я считаю, что ни одна национальность или раса не выше другой. Но я культуралист. Я считаю, что есть омерзительные культуры, которые подлежат уничтожению. Не исключаю, что в некоторых случаях даже с помощью насилия. Например какие? Цыганская паразитическая наркокультура. Именно паразитическая и именно наркокультура. Я доброжелательно отношусь к цыганским ансамблям, песням и пляскам. Ничего не имею против театра «Ромэн» и к Алику кузнецу (цыгану), кующему ворота. Но к наркокультуре я отношусь резко отрицательно. Ханьская культура Китая – тоже омерзительна. Люди, которые едят мозг живой обезьяны, должны отправиться на жесткое перевоспитание.  Культура – на искоренение, сами – на перевоспитание, или переформатирование. Я точно могу сказать, что я не русофоб. Я развенчиваю мифы. Мифы о так называемом Славянском Величии. Это все высосано из пальца. Почему на всех языках мира однокоренные слова от «славянина» переводятся, как «раб»? Почему арабы называли славянскую землю «Земля железа», а позже стали называть «Земля рабов»? Поводов для гордости здесь очень мало. Когда-то эту землю завоевали русы, выходцы из Швеции. Их пришло сюда меньше тысячи человек. И,  как описывают это арабские купцы, которые покупали славян в рабство, русы вылавливали славян, набивали ими трюмы кораблей и перевозили. Поэтому, когда мне рассказывают о каком-то славяно-арийском величии, мне хочется сказать: «Друзья, не надо бредить. Читайте умные исторические книги. Сравните лингвистику, сравните языки. И тогда все будет понятно». Каково твое отношение к религии? Грязная пьяная свинья, именуемая князем Владимиром, когда-то сделала неправильный выбор. Именно из-за того, что другая религия, которая была ему предложена, не позволяла доводить себя до свинячьего визга и пьянствовать. Выбери католичество – и за спиной князя Владимира стали бы легионы крестоносцев. Выбери Ислам – за спиной князя Владимира встал бы Халифат. Иудаизм – и за спиной у князя Владимира встала бы еще частично уцелевшая Хазария. Но Владимир выбирает жалких дряхлых греков с их совершенно прогнившим учением,  уже на тот момент учением нежизнеспособным. А в Бога ты веришь? Я убежденный сторонник Единобожия. Бог есть. И он один. В пятом классе я написал сочинение о том, что где-то существует мировой космический разум, который управляет вселенной. И что когда-нибудь советские космонавты с ним обязательно встретятся. Я, советский школьник, не имея ни малейшего представления о Боге, каким-то интуитивным чутьем о нем написал. Меня обвинили в объективном идеализме. Я и слов то таких не знал в 12 лет. Моего папу вызвали на педсовет по поводу этого сочинения. Я был подвергнут жесточайшей критике, но уверенность в том, что Мировой Разум есть, во мне не поколебали. Проповедей у меня никаких нет. Я говорю лишь одно: «Только Бог достоин поклонения!» Наиболее четко и полно Единобожие отражено в исламе. Каждый мусульманин – духовное лицо. Между верующим и Богом нет препятствия. А у нас священнослужителям приписана святость. А сколько существует священников-педофилов, священников, которые насиловали монахинь в монастыре, священников, которые продают наркотики…  И даже не это ужасно. Ужасно то, что после этого им еще кто-то верит.  Удивительная инерция сознания! В исламе разрешается многоженство, что скажешь по этому поводу? Я поддерживаю эту систему. И могу объяснить, почему. В исламе говорится, что в Раю есть специальное место для счастливых пар, которым ничего больше, кроме друг друга, не надо. Но таких пар очень мало. Обычно если мужчина имеет только одну жену, он через какое-то время либо станет асексуалом, либо пойдет к проституткам, что омерзительно, либо будет менять любовниц одну за другой, что тоже очень плохо, либо заведет постоянную любовницу, с которой у него тоже будут дети.  То есть, считай, получит вторую жену. Я противник того, чтобы мужчины шли к проституткам. Я противник того, чтобы мужчины меняли любовниц. Поэтому, если у мужчины не выходит быть довольным одной женой, пусть возьмет вторую. Потому что две жены – это ответственность. Это более высокая ответственность, чем одна жена. И эта ответственность будет компенсировать ему все остальные радости жизни. Что-то я очень сомневаюсь, что у нас могут ввести многоженство… Ну почему же? Россия меняется, меняется на глазах. Процент русских, живущих в Москве – 34%. Процент мусульман, живущих в Москве, – пока 25%. Для кого-то институт брака уже не существует, но у мусульман он не умер. У мусульман есть дети. Мы еще можем увидеть полумесяцы над кремлевскими башнями! А что ты можешь сказать касаемо понятия «наложница»? На мой взгляд, это почти то же самое, что и «любовница». Это абсолютно разные вещи. Любовницей может являться женщина, которая и сама не свободна. Может быть, она просто поддалась приливу преступной страсти. Наложница – это женщина, которая подчинилась мужчине, одному единственному своему господину, но еще не стала его официальной женой. Не получила штамп в паспорт. Кстати, насколько я знаю, мусульмане совершенно не интересуются тем, что вообще написано в паспорте. Зато православные священнослужители без штампа в паспорте не венчают. При этом примечательно, что тех же геев они могут венчать. Уже был такой случай. Твои учения во многом совпадают с философией Ницше. Можно ли сказать, что Ницше в какой-то мере является учителем для тебя? В какой-то мере так оно и есть. Мне попала книга Ницше «Философия сверхчеловека. По ту сторону добра и зла»  в 13 лет. В таком возрасте давать ребенку подобные книги опасно. Книга мне голову снесла. Напрочь. Я понял, что мой путь – это путь сверхчеловека. Обезьяна перед человеком – смех, посмешище и позор. Вот то же самое и человек перед сверхчеловеком. Хотелось бы поговорить по поводу небезызвестной историей с Андреем Николаевичем Кочергиным. Есть желание прокомментировать эту историю? Дело в том, что меня почему-то пытаются представить как тренера по единоборствам, которые я вообще никогда не преподавал. Моя программа «Боевая машина» – это психологическая подготовка. Наш конфликт с Андреем Николаевичем начался, по-моему, в 2002 году. Тогда Андрей Николаевич говорил, что психологическая подготовка – это дерьмо, «удар ладонью» – это дерьмо. Но спустя какое-то время Андрей Николаевич начал рассказывать, что «удар ладонью» – это вообще супер, а психологической подготовкой он занимался всегда. Конфликт у нас начался с того, что он критиковал мою книгу «Человек-оружие» и прошелся по моей личности. Причем, аргумент у него был один. Он приписал меня к иудейской общине, везде писал обращения ко мне в нелестной форме, заодно оскорбляя весь еврейский народ. На мой комментарий, что я не принадлежу к великому еврейскому народу (если бы принадлежал, я бы этим искренне гордился, но я не принадлежу) и антисемитские нападения на меня совершенно необоснованны, он развил конфликт. Андрей Николаевич предложил мне встретиться и попинать друг друга, как ярмарочные клоуны, на потеху публике. Я предложил пострелять из карабина с дистанции 150 метров. Причем  написать две записки о том, что мы – два тренера и проводим тренинги с использованием оружия, поэтому все возможные неприятности следует считать трагической случайностью.  Андрей Николаевич очень обиделся, потребовал у меня справку о психическом здоровье, если вдруг я приду к нему махать лапами в его спортзал. И стал настаивать на встрече на ножах. Я ответил, что не против, но я захвачу с собой нож, который его немножко удивит. Длинна ножа будет  1 м 10 см. У меня есть шашка деда и самурайский меч начала 19 века, я не определился тогда, с чем именно идти. С одним из этих красивых изделий я и предложил выйти против его 15-ти сантиметрового ножечка. На это Андрей Николаевич разразился кучей оскорблений. Ну а в конце я предложил разрешить всю нашу конфликтную полемику  еще проще: приехать и померится фаллосами. У кого больше, тот и прав. На это он просто удалил меня отовсюду и ушел со всех аккаунтов.  Ни один вариант его не устроил. На самом деле, я думаю, что Андрей Николаевич хороший тренер. Он действительно хороший тренер по единоборствам. Я видел его материалы, видео. Наверняка, он хороший боец. Мы с ним как-то случайно столкнулись в аэропорту. При встрече он создал впечатление вполне приличного человека. И я думаю, при каких-то других обстоятельствах мы с ним вполне могли быть приятелями. Правда, потом он описал эту историю лживо и хамски. Вот вкратце история нашего конфликта. По части единоборств у тебя тоже немало заслуг. И на ножах, и по стрельбе. Так что, как минимум, за себя постоять сможешь. Приходилось ли вообще применять силу? Я считаю, что если тебе пришлось применять силу, то ты не смог справиться с ситуацией словами. Значит, где-то ты не доработал свое поведение. На самом деле, физический конфликт – абсурдная вещь.  От тебя должна исходить такая волна, что любой агрессор, будь то собака или человек, должен поджав хвост между задних лап шарахаться в ужасе. У агрессора должен быть жидкий кал, а вовсе не агрессия в отношении тебя, если ты хорошо и правильно психически подготовлен. Это во-первых. Во-вторых, я всегда хожу с оружием. Даже в аэропорту (я сдаю его в службу безопасности). Но в отношении оружия у меня своя позиция. Я сторонник ношения хозяйственно-бытового ножа. Который прекрасен в качестве (при необходимости!) нанесения не смертельного, но ощутимого повреждения. Я убежденный сторонник травматического оружия. Оса – не сочти за рекламу – это лучшее, что имеется. Травматический пистолет не предназначен убивать, как пистолет Макарова, например. 10 лет я ношу Осу, и я его еще не разу по людям не применял. Получается, физических конфликтов у тебя давно не было? Была ситуация, когда в одном сервис-центре заместитель руководителя нагрубил моей жене. Я пришел в это заведение, взял его за два пальца и очень сильно надавил. Он стал кричать: «вызывайте охрану», на что я ему ответил: «охрана будет собирать твои пальцы по полу. Давай мы сейчас позвоним, и  ты скажешь: «Уважаемая «имя отчество», пожалуйста, извините мое хамское поведение, я был не прав»?». Позвонили, сказал. Но мне этого показалось как-то мало. Тогда я предложил взять его вместо правой руки за левую, чтобы тот написал те же самые сова, только на бумаге и с печатью его компании. Все это было сделано. Я попросил мужчину проводить меня,  чтобы я был уверен, что никаких эксцессов не произойдет. Он, естественно, меня  проводил. Не знаю, можно ли это назвать физическим конфликтом (смеется). Я в физические конфликты, как правило, не вступаю. Как я уже говорил, я  считаю, что если приходится махать конечностями, что-то ты не додумал головой. Поднимал ли ты когда-нибудь руку на женщину? И считаешь ли ты это допустимым? Я считаю это допустимым только в тех случаях, если женщину это возбуждает. Во всех остальных случаях – безусловно, нет! Есть масса других способов убеждения женщин. Женщина, как правило, настырнее мужчины. Она более хитрое, опасное существо. Поэтому, с женщиной всегда нужно обращаться с лаской, вниманием и заботой. С помощью этого от женщины можно добиться чего угодно.